«Человек-волк» Сергей Панкеев - любимый пациент Зигмунда Фрейда (11 фото)

+ -
0
«Человек-волк» Сергей Панкеев - любимый пациент Зигмунда Фрейда (11 фото)

Боготворимым пациентом знаменитого австрийского психолога Зигмунда Фрейда был одесский помещик Сергей Панкеев. С этим людом Фрейд вкалывал на протяжении нескольких лет и даже посвятил ему книжку, в коей величал пациента «человеком-волком». Собственно под этим прозванием Сергей Панкеев и стал знаменит машистому кругу людей.



Из-за этого прозвания вкруг имени Панкеева родилось немало легенд, алкая причины выбора такового зловещего псевдонима были намного прозаичнее, чем те истории, какие повествовали в народе о хозяине «Волчьего логова» в селе Васильевка под Одессой.

Дом в Одессе, где жительствовала дом Панкеевых


Сергей Панкеев родился в богатой купеческой семье в Одессе. С четырех лет его изводил один-одинехонек и тот же ночной кошмар: ему грезилось, будто 7 огромных белокипенных волков сидят на ветках ореха за окном и следят за ним. Его стала гнаться боязнь волков, и его фобия стала ассоциироваться с ним самим. Дабы идентифицировать пациента, не величая его имени и сохранив конфиденциальность, Фрейд взялся именовать его «человеком-волком».

Сергей Панкеев в годе 7 лет и его сестра Анна, 9 лет


Фрейд был не первым психоаналитиком, вкалывавшим с Сергеем Панкеевым. Первые знаки депрессии у него взялись после того, будто его кровная сестра, побывав пункт дуэли Лермонтова в Пятигорске, вдруг кончила с собой, а вдогон за ней ретировался из жизни батька от передозировки снотворным. Сергей адресовался за поддержкой к российскому психиатру Владимиру Бехтереву и его немецкому коллеге Эмилю Крепелину. Затем по совету одесского психоаналитика Леонида Дрознеса он поехал в Вену на зачисление к Зигмунду Фрейду. И стал его пациентом на длинные годы.

Человек-волк, ок. 1910


Фрейд был не первым психоаналитиком, вкалывавшим с Сергеем Панкеевым. Первые знаки депрессии у него взялись после того, будто его кровная сестра, побывав пункт дуэли Лермонтова в Пятигорске, вдруг кончила с собой, а вдогон за ней ретировался из жизни батька от передозировки снотворным. Сергей адресовался за поддержкой к российскому психиатру Владимиру Бехтереву и его немецкому коллеге Эмилю Крепелину. Затем по совету одесского психоаналитика Леонида Дрознеса он поехал в Вену на зачисление к Зигмунду Фрейду. И стал его пациентом на длинные годы.

Сергей Панкеев


Впрочем, лечение Фрейда не дало вожделенных итогов – симптомы немочи повторялись. Психоаналитик объяснял это тем, что пациент излишне безвременно бросил лечение «из-за боязни изменения своей судьбины и вожделения оставаться в своей привычной уютной обстановке». Запоздалее Панкеев написал записки о своем лечении, где признавался: «Идя психоанализ у Фрейда, я ощущал себя не столько пациентом, сколько его сотрудником – молодым товарищем искушенного исследователя, взявшимся за изучение новоиспеченной, недавно разинутой области».

Полотно, на коей Панкеев показал свою фобию


Панкеев настолько и не освободился от своей фобии. Запоздалее он стал страховым защитником, после революции переехал из Одессы в Вену, где и скончался в годе 84 лет. А у него на отчизне поместье в Васильевке взялись величать «Волчьим логовом» и повествовать о его хозяине дикие басни: о том, будто помещик по ночам гонялся на четвереньках, будто ел влажное мясо и выпивал кровь домашних звериных и т. п.

Зигмунд Фрейд


Уже более 100 лет случай Панкеева будит заинтересованность среди ученых итого мира. Психоаналитики и в наши дни пробуют осмыслить, в чем была ляпсус Фрейда и зачем его методика очутилась неэффективной. По одной из версий, вина тому – языковой барьер. Ключ проблемы надобно было разыскивать не в волках, а в… орехе!

Руины «Волчьего логова» – поместья Панкеевых в Васильевке под Одессой


В русском языке смысл идиомы «дать на орехи» разумеет угрозу наказания за какую-то провинность. А детище эту фразу, услышанную, гадательно, от няни(«вот я тебе дам на орехи!»)воспринял буквально. И его видение – итого лишь реализация трепета наказания. Впрочем, и эта версия будит диспуты.



От усадьбы Панкеевых под Одессой ныне остались одни руины. Во времена Партикулярной войны поместье разграбили, а лес вырубили. Сад исподволь опамятовался в упадок и испарился.



В советские годы в усадьбе располагался сельсовет. Возвещенное в половине XIX в. дом спрашивало капитального ремонта и взялось разрушаться. Сейчас от него остались всего стены.



Отсюда

Похожие новости

Комментариев 0